Российский ландромат Трампа

Российский ландромат Трампа

15:55 19.06.2017
 

Как использовать Trump Tower и другие элитные высотки для «отмывания» «грязных» денег, управления международным криминальным синдикатом и продвижения застройщика со спорной репутацией в Белый дом.

 

 

В 1984 году советский эмигрант по имени Давид Богатин начал искать квартиры в Нью-Йорке в целях их покупки. Семью годами ранее 38-летний советский гражданин приехал в Америку с тремя долларами в кармане. Но, будучи в прошлом лётчиком советской армии (пилотом истребителя, сбивавшим американские боевые самолёты над Северным Вьетнамом), он, к удивлению многих, добился успеха. Богатин не искал место на Брайтон-Бич — анклаве Бруклина, более известном как «Маленькая Одесса» — из-за большого числа иммигрантов из Советского Союза. Наоборот, он заведомо не рассматривал другие варианты, кроме самого фешенебельного здания на Пятом авеню, безвкусного 58-этажного здания с позолоченными светильниками и атриумом из розового мрамора — Trump Tower.

Как символ тщеславия и сверхпотребления башня была домом для таких известных личностей, как Джонни Карсон, Стивен Спилберг и Софи Лорен. Нахальный 38-летний застройщик сей башни сам был кем-то вроде знаменитости из жёлтой прессы. Дональд Трамп только вживался в роль серьёзного игрока на рынке недвижимости в Манхэттене, и Trump Tower была красой и гордостью его растущей империи. Со дня своего открытия здание было хитом продаж — все 263, кроме нескольких десятков, квартиры были проданы в течение первых нескольких месяцев. Но Богатина не сдерживали ограниченная доступность или заоблачные цены. Русский выложил 6 миллионов долларов на покупку не одной или двух, а пяти роскошных квартир. Большой чек, очевидно, привлёк внимание собственника здания. По словам Уэйна Барретта Трамп лично посетил церемонию подписания договора с Богатиным.

 

Ландромат Трампа (иллюстрация Алекса Набаума)

 

Если сделка казалась подозрительной — множество квартир для одного покупателя, не имеющего законной возможности доказать происхождение таких больших денег — то на то были причины. В то время российские гангстеры только начинали инвестировать в элитную недвижимость, которая представлялась им идеальным механизмом для «отмывания» денег, добытых преступным путём. «В 80-е и 90-е годы мы в правительстве США многократно наблюдали работу схемы, с помощью которой криминальный мир использовал многоквартирные дома и небоскрёбы для «отмывания» денег. То, что ты много заплатил, не имело значения, потому что стоимость недвижимости выросла бы, и это было бы способом превратить «грязные» деньги в «чистые». Делалось это систематически, и это объясняло, почему строится так много небоскрёбов, в которых квартиры продавались, но никто в них не живёт», — говорит Джонатан Уайнер, второй помощник главы Государственного департамента по применению международного права в администрации Клинтона. Когда была построена она была вторым небоскрёбом в Нью-Йорке, управляющая компания которого заключала контракты с анонимными покупателями.

В 1987 году, через три года после церемонии подписания договора с Трампом, Богатин был признан виновным в участии в крупной контрабанде бензина, организованной вместе с представителями советского криминального мира. После его побега из страны правительство конфисковало пять его квартир в Trump Tower, утверждая, что он купил их «для «отмывания» денег и укрывательства активов». Позже расследование организованной преступности Сенатом выявило то, что Богатин был главарём российского криминалитета в Нью-Йорке. Его семейные связи фактически вели прямо к вершине: его брат провернул аферу с акциями на $150 миллионов, причём ни с кем иным, как с Семёном Могилевичем, которого ФБР считает «боссом боссов» русской мафии. В то время Могилевич, кого боялись даже его соратники по цеху как «самого могущественного гангстера в мире», расширял свой многомиллиардный международный преступный синдикат по территории США.

Со времени избрания Трампа президентом его связи с Россией стали предметом тщательного расследования, большая часть которого была сосредоточена на том, входил ли его внутренний круг общения в сговор с Россией, чтобы сорвать выборы в США. Растущий хор конгрессменов также задаёт острые вопросы о том, как президент построил свою бизнес-империю. Член Конгресса Адам Шифф, видный демократ из Комитета по расследованиям Конгресса, призвал провести глубокое расследование «российских инвестиций в бизнес и недвижимость Трампа».

С одной стороны, сама суть бизнеса Трампа, которая, согласно американскому законодательству, не требует подробной отчётности, способствует сокрытию финансовых махинаций. С другой стороны, мир российских олигархов и организованной преступности, по определению, непрозрачен и запутан. За последние три десятилетия, федеральные следователи и следователи отдельных штатов, так же как и некоторые ведущие независимые расследования американские журналисты, причём лучшие в своём роде, перелопатили горы записей об операциях с недвижимостью, налоговых деклараций, гражданских исков, уголовных дел, отчётов ФБР и Интерпола, раскрывая связи между Трампом и такими российскими гангстерами, как Могилевич. До сих пор никто не задокументировал тот факт, что Трамп был в курсе любых, даже подозрительных, хитросплетений в своём обширном бизнесе, не говоря уж о том, что он напрямую был скомпрометирован постсоветской мафией или коррумпированными олигархами, тесно связанными с Кремлём. По сей день, когда идёт речь о связях Трампа с Россией, не находят явных улик.

Но даже без расследования, инициированного Конгрессом или специальным прокурором, мы уже прекрасно знаем об обязательствах президента перед Россией. Обзор открытых источников раскрывает отчётливую и тревожную тенденцию: успех Трампа в бизнесе, если брать более широко, строился на российском денежном потоке сомнительного происхождения. Последние три десятилетия по крайней мере 13 человек с известными или предполагаемыми связями с российскими бандитами и олигархами владели, жили и даже вели преступную деятельность из Trump Tower и другой недвижимости Трампа. Многие использовали его квартиры и казино для «отмывания» миллионов нигде не учтённых «грязных» денег. Некоторые управляли нелегальным игорным бизнесом по всему миру с самыми высокими ставками прямиком из башни Trump Tower — из квартиры, находившейся ровно под квартирой самого Дональда Трампа. Другие обеспечили Трампа выгодными сделками, использовавшими его бренд и не требовавшими инвестиций с его стороны. В общем, весь поток денег из России стал финансовой подпиткой, которая помогла спасти его империю от упадка, обелить его репутацию и запустить его карьеру на телевидении и в политике. «Они выручили его в беде», говорит Кеннет МакКаллион, бывший помощник Генпрокурора США в администрации Рейгана, расследовавший связи между организованной преступностью и реализацией проектов Трампа в 1980-е годы.

Вполне возможно, что для российских олигархов и гангстеров Трамп был не более чем удобной марионеткой с казино и квартирами, служившими в качестве лёгких каналов «отмывания» их незаконно нажитых богатств. Как минимум, постоянная нужда Трампа в новых денежных вливаниях и его документально подтверждённые неприятности с кредиторами помогли ему легко приобрести известность среди тех, кто хотел «отмыть» деньги. Несмотря на всё разнообразие информации об источниках его богатства, доступная для общественности информация свидетельствует о том, что Трамп построил свою бизнес-империю в немалой степени на деньгах сомнительного происхождения, полученных от нечистых на руку и внушающих страх россиян.

Дональд Трамп совершил свой первый визит в Советский Союз в 1987 году. Его пригласил советский посол Юрий Дубинин, и все расходы на его поездку были оплачены. Он слетал в Москву и Ленинград, чтобы обсудить связанные с бизнесом дела с высокопоставленными лицами в советском руководстве. В своей книге «Искусство заключать сделки» Трамп рассказал об обеденной встрече с Дубининым, которая побудила его к совершению поездки. «Одно дело ведёт к другому, и сейчас я разговариваю о строительстве большого роскошного отеля напротив Кремля в партнёрстве с советским правительством», — писал он.

 

Дональд Трамп вместе с женой Иваной в Москве, 1987 год

 

За эти годы Трамп и его сыновья пытались построить новую башню Trump Tower в Москве и терпели неудачи пять раз. Но для Трампа больше всего остального имели значение его выгодные связи, которые он начал устанавливать с Кремлём и с богатыми россиянами, ведь он рассчитывал, что они купят немало объектов его недвижимости в последующие годы. «Россияне составляют довольно-таки внушительную долю многих наших активов. Много денежных вливаний идёт из России», — хвастался Дональд Трамп-младший на конференции по недвижимости в 2008 году.

Деньги, нелегально и легально полученные, текли рекой после распада Советского Союза в 1991 году. Смена плановой экономики на рыночную при правлении президента Бориса Ельцина была такой резкой, что располагающие большой наличностью гангстеры и коррумпированные правительственные чиновники смогли приватизировать и ограбить государственную собственность в самых «лакомых» областях: в сфере нефтедобычи, угледобычи, а также в банковском секторе. Что интересно, так это то, что сам Ельцин, зная этот факт, позже описывал Россию как «самое большое мафиозное государство в мире». После смены Ельцина Путиным, российская разведка практически объединила силы с гангстерами и олигархами страны, позволив им свободно действовать, но при условии, что они усиливают власть Путина и служат его личным финансовым интересам. По мнению Джеймса Генри, бывшего финансового директора компании McKinsey & Company и консультанта по «панамскому досье», порядка $1.3 триллиона нелегального капитала было вывезено из России начиная с 1990 года.

На вершине разрастающегося преступного промысла стоял Семён Могилевич. Начавший свою деятельность в начале 1980-х гг, по данным ФБР, этот низкорослый украинец был главным контактным лицом по «отмыванию» денег «Солнцевской» братвы, одной из самых богатых преступных группировок в мире. Пройдёт немного времени, и он станет рулить собственноручно построенной системой рэкета, функционировавшей в мировых масштабах и приносящей миллиарды долларов. Могилевича боялись не потому, что он был самым кровожадным гангстером, а потому, что он, по общепринятому мнению, был самым умным. ФБР приписывало владеющему дипломом экономиста Львовского университета «мозговитому главарю мафии» шокирующий список преступлений. Он занимался торговлей наркотиками и проституцией в международном масштабе. В одном характерном для него деле он купил обанкротившуюся авиакомпанию для перевозки героина из Юго-Восточной Азии в Европу. Он использовал ювелирный бизнес в Москве и Будапеште в качестве прикрытия для предметов искусства, которые российские гангстеры воровали из музеев, церквей и синагог по всей Европе. Его также обвиняли в продаже на $20 миллионов украденного оружия Ирану, включая ракеты «земля-воздух» и бронетранспортёры. Как говорит ФБР: «Он использует это богатство и власть не только для того, чтобы развивать свою преступную деятельность, но также и для того, чтобы влиять на правительства и экономическую ситуацию».

 

Семён Могилевич

 

В России влияние Могилевича, как предполагается, тянется до самого верха правящей верхушки. В 2005 году Александр Литвиненко, сбежавший в Лондон российский разведчик, записал интервью со следователями, в котором он поделился своим инсайдерским знанием о связях Кремля с организованной преступностью. На ломаном английском языке он сказал: «Могилевич имеет хорошие отношения с Путиным с 1994 или 1993 года». Год спустя Литвиненко умер и, по-видимому, был отравлен агентами Кремля.

Величайшим талантом Могилевича, благодаря чему он и встал у руля и управлял российской преступной группировкой, было умение творчески находить способы очистки «грязных» денег. Согласно информации, полученной от ФБР, он «отмывал» деньги через более чем 100 подставных компаний по всему миру и владел банковскими счетами почти в 27 странах. В 1991 году он совершил действие, которое напрямую привело его в Trump Tower. В том году, по данным ФБР, Могилевич дал взятку российскому судье, чтобы тот освободил из сибирской тюрьмы его соратника, другого мафиозного босса Вячеслава Кирилловича Иванькова («Япончика»). Так вот, если Могилевич был мозгом, то Иваньков был кулаками — «вором в законе» (коронованным уголовным авторитетом), печально известным благодаря пыткам своих жертв и хвастовству об убийствах, которых он организовал и совершил. Вышедший из тюрьмы при помощи Могилевича Иваньков выжал всё из факта своего освобождения. В 1992 году, год спустя после освобождения из заключения, он приехал в Нью-Йорк по поддельной деловой визе и открыл магазин на Брайтон-Бич.

 

Вячеслав Иваньков («Япончик»)

 

Когда Иваньков приземлился в аэропорту имени Джона Ф. Кеннеди, как cообщал Фридман, его встретил коллега по «воровскому» цеху и вручил ему дипломат с $1.5 миллиона наличными. В течение последующих трёх лет Иваньков реализовал план, позволивший его преступной группировке вырасти из местной группы рэкетиров в гангстерское предприятие, ворочавшее миллиардами долларов. По сведениям ФБР, он рекрутировал две «боевые бригады» из ветеранов спецназа, прошедших войну в Афганистане, с целью обеспечения «крыши» от лица мафии и убийства своих врагов.

Как и Могилевич, Иваньков имел много «грязных» денег, которые ему надо было очистить. Он купил дилерский автоцентр Rolls-Royce, который служил «подставной фирмой для «отмывания» преступных доходов». ФБР сделало заключение, что одним из партнёров Иванькова в этой операции был Феликс Комаров, высококлассный торговец произведениями искусства, живший в Trump Plaza на Третьем авеню. Комаров, которому не предъявляли обвинение по этому делу, назвал обвинения необоснованными. Он признал то, что часто по телефону разговаривал с Иваньковым, но настаивал на том, что разговоры не выходили за рамки закона. «У меня не было причин не звонить ему», — признавался Комаров репортёру.

Федеральные власти хотели арестовать Иванькова, но он всё время ускользал. «Он был как привидение», — вспоминает один агент. Агенты обнаруживали его на встрече с другими российскими представителями преступного мира в Майами, Лос-Анджелесе, Бостоне и Торонто. Они также установили, что он совершал частые визиты в развлекательный комплекс Trump Taj Mahal в Атлантик-Сити, где различные гангстеры постоянно «отмывали» огромные суммы денег. В 2015 году комплекс Trump Taj Mahal оштрафовали на $10 миллионов (это самый большой штраф, взысканный когда-либо федеральными властями с казино) и признали виновным в предумышленном нарушении положений законодательства о противодействии «отмыванию» денег.

ФБР также никак не могло выяснить, где Иваньков жил. «Мы всё искали вокруг да около, вокруг да около. <…> Мы были вынуждены выходить и реально взбивать кусты в поисках его. И затем мы выяснили, что он жил в роскошной квартире в Trump Tower», — признался Фридману Джеймс Муди, глава отдела ФБР по противодействию организованной преступности.

Нет доказательств того, что Трамп знал Иванькова лично, даже если они были соседями. Но уже факт того, что главный босс российской мафии жил и работал в здании, где жил сам Трамп, указывает на то, насколько прижились российские гангстеры высокого ранга и свыклись с идеей о том, что собственность будущего президента США является их новым домом вдали от родины. В 2009 году, после экстрадиции в Россию, где его ждали обвинения в убийствах, Иваньков был убит снайпером на улицах Москвы. Согласно информации, его похороны, получившие широкую огласку в российских медиа, посетили, «1000 человек в чёрных кожаных пиджаках, в очках и с золотыми цепями, несущих десятки громадных венков от различной братвы».

На протяжении 1990-х годов несметные миллионы из бывшего Советского Союза перетекли в новые элитные строительные объекты Трампа и казино в Атлантик-Сити. Но всех денег не хватало, чтобы избавить от неудач незадачливого бизнесмена Трампа. Он должен был $4 миллиарда более чем 70 банкам, из них внушительная сумма в $800 миллионов была гарантирована лично. Он потратил большую часть десятилетия на судебные тяжбы и погряз в них, составил многочисленные заявления о признании его банкротом и боролся за выживание. Для многих застройщиков ситуация означала бы финансовый крах. Но, к счастью, для Трампа его личный экономический кризис совпал с таким же кризисом в России.

В 1998 году Россия объявила дефолт по своим долгам в $40 миллиардов, что привело к резкому падению курса рубля и коллапсу банковской системы. Последовавшая финансовая паника побудила российских олигархов и гангстеров к поиску безопасного места для вложения и хранения денег. В октябре того года, как раз через два месяца после того, как рухнула российская экономика, Трамп расчищал площадку и рыл котлован на месте своего самого крупного к тому моменту проекта. С высотой в 72 этажа, в деловом и торговом центре Манхэттена, Trump World Tower станет высочайшим жилым зданием на планете. Строительство началось в 1999 году — как раз тогда, когда Трамп готовился к своей первой попытке участия в президентской гонке от Партии реформ США — и закончилось в 2001-ом. В 2016 году, незадолго до этого треть квартир на самых дорогих этажах башни была раскуплена или индивидуальными покупателями из бывшего Советского Союза, или обществами с ограниченной ответственностью, связанными с Россией. «У нас были покупатели из России, Украины и Казахстана», — рассказала коммерческий директор Дебра Скотт.

Среди новых жильцов был Эдуард Некталов, продавец алмазов из Узбекистана. Некталов, в отношении которого вёл расследование специальный комитет Минфина США из-за «отмывания» денег, связанных с мафией, купил квартиру на семьдесят девятом этаже, прямо под менеджером будущей кампании Трампа, Кэллиэнн Конуэй. Месяц спустя он продал свою квартиру, выручив прибыль в $500 тысяч. Через год, после того, как пошли слухи о том, что Некталов сотрудничал с федеральными службами, он был убит на Шестом авеню.

 

Санни Айлз, Флорида, известная больше как «Маленькая Москва»

 

Трамп нашёл свой рынок. После открытия Trump World Tower бренд элитной недвижимости Sotheby’s International Realty объединился с крупной российской компанией-риэлтором, чтобы тем самым значительно расшевелить продажу недвижимости в России. «Башня, полная олигархов» стала отныне прототипом для будущих проектов Трампа. Всё, что ему нужно было делать, казалось, это пришпандорить своё имя на каком-то высотном здании и ждать, что клиенты с крупными суммами долларов из России и бывших советских республик гарантированно туда сами примчатся. Долли Ленц, агент по продаже недвижимости из Нью-Йорка, рассказала что она продала россиянам около 65 квартир в Trump World Tower. «У меня имелись контакты в Москве, которые искали возможность инвестировать в Соединённые Штаты. Все они хотели встретиться с Дональдом», — говорила Ленц.

Чтобы заработать на своей новой бизнес-модели Трамп заключил сделку с застройщиком из Флориды, по условиям которой он мог начертать своё имя на шести небоскрёбах в Санни Айлз, вблизи Майами. Не выложив ни цента собственных денег, Трамп получал уйму доходов. «Россияне любят бренд Трампа», — рассказал Джиль Дезер, застройщик из Санни Айлз. Один из местных брокеров рассказал , что треть из 500 квартир, которые он продал, ушли русскоговорящим лицам. Так много людей купило квартиры под брендом Трампа, что, по сути, эта территория стала известной как «Маленькая Москва».

Многие квартиры были проданы уроженкой Узбекистана, которая эмигрировала из Советского Союза в 1980-е годы. Спрос на её бизнес был таким оживлённым, что она вскоре начала привозить российские туристические группы на Санни Айлз для ознакомления с продаваемой недвижимостью. Согласно мартовскому расследованию, по крайней мере 69 покупателей с российскими адресами и паспортами вложили $98 миллионов в недвижимость Трампа на юге Флориды. Более того, другая треть квартир (в целом, свыше 700) были куплены сомнительными офшорными компаниями, которые скрыли имена настоящих владельцев.

Трамп продвигал и восхвалял свою недвижимость. Его организация продолжает рекламировать квартиры. В 2011 году, когда они впервые получили прибыль, он присутствовал на торжественном сжигании ипотеки в Санни-Айлз, чтобы поднять тост за свой успех. В октябре прошлого года, расследование обнаружило, что как минимум 13 покупателей в жилом комплексе во Флориде были объектами правительственного расследования, лично или через компании, включая «членов российско-американской организованной преступной группировки». Два покупателя в Санни Айлз, Анатолий Голубчик и Майкл Салл, были обвинены в связях с крупным международным синдикатом, оперировавшим в сфере азартных игр и «отмывания» денег и управлявшимся из башни Trump Tower в Нью-Йорке. Банда работала, по данным ФБР, под защитой русской (постсоветской) мафии.

 

Джиль Дезер (слева), Анатолий Голубчик (справа)

 

Приток российских денег сделал больше, чем спасение бизнеса Дональда Трампа от краха. Он послужил основанием для следующего этапа его карьеры. К 2004 году для внешнего мира складывалось впечатление, что Трамп после всех неудач в Атлантик-Сити был снова на коне. В январе того же года, имея видимость успеха, Трамп расширил обновлённый бренд, выйдя в совсем другую сферу.

«Меня зовут Дональд Трамп, я самый крупный застройщик недвижимости в Нью-Йорке. <…> Я владею зданиями повсеместно, модельными агентствами, конкурсом красоты «Мисс Вселенная», реактивными лайнерами, площадками для гольфа, казино и частными курортными отелями, такими как Мар-а-Лаго, одним из самых блистательных поместий в мире», — заявил он в своей первой речи во время телешоу.

Но Трамп бы не был сам собой, если б не история вроде этой. «Не всегда было так легко. 13 лет тому назад я был в трудном положении. У меня было долгов на миллиарды долларов. Но я устоял и победил. Большая лига. Я использовал свои мозги. Я использовал свои навыки переговоров. И это сработало. Сейчас моя компания больше и сильнее, чем когда-либо… Я овладел искусством заключать сделки», — признавался он, глядя на свои фотографии, в которых он ездил по Нью-Йорку в лимузине.

Шоу, которое заплатило Трампу почти что $3 миллиона за один выпуск, тотчас оживило его карьеру. «The Apprentice превратил Трампа из самохвального «Богатенького Ричи», который только что прошёл своё труднейшее десятилетие и стал неправдоподобным символом разговора начистоту, в проповедника американского Евангелия успеха, распорядителя, настаивавшего на установке стандартов в стране, которая как-то скатилась до того, что выдавала призы и награды только за появление», — замечают журналисты. Главным образом The Apprentice продавал имидж хозяина-босса как в высшей степени компетентного и уверенного, распределяющего свою власть и получающего незамедлительные результаты менеджера. Аналогия с политикой была ощутима.

Но история Дональда Трампа, гения бизнеса, сделавшего самого себя, умолчала любое упоминание оставшихся в тени российских инвесторов, которые сделали так много, чтобы его рассказ о возвращении в бизнес вообще хотя бы состоялся. И бизнес Трампа, несмотря на пиар-шумиху, едва ли был «сильнее, чем когда-либо». Доверие к нему по-прежнему испытывали мало, и сразу два его дорогостоящих объекта недвижимости в Атлантик-Сити вскоре обанкротились, несмотря на то, что его рейтинги поднимались вверх.

Для дальнейшего продвижения бренда Трамп использовал собственную вечернюю программу, чтобы презентовать другой свой крупный проект. В финале The Apprentice сезона 2006 года, когда 11 миллионов зрителей ждали результатов конкурса, чтобы узнать, кого из двух финалистов уволят, Трамп продлил неопределённость, урезав эфир до показа рекламного ролика о его последнем коммерческом предприятии. «Расположенный в самом центре анклава, где живут богатые артисты, в Сохо посреди Манхэттена международный отель Trump International Hotel and Tower — это место моей последней стройки», — рассказывал он, комментируя съёмки из пролетающего вертолёта, снимавшего вид нижнего Манхэттена. Он добавил, что новое здание «будет предметом искусства, стоящим не менее $370 миллионов… вселяющим страх шедевром».

Trump SoHo был плодом интеллектуальных усилий двух девелоперских компаний — Bayrock Group и The Sapir Organization, основанных и руководимых парой богатых эмигрантов из бывшего Советского Союза, которые занимались бизнесом с несколькими самыми богатыми и известными олигархами России. Эти две фирмы сделали совместное предложение Трампу, от которого он не мог отказаться: застройщики сами профинансируют и построят Trump SoHo. За право использовать его имя в проекте Трамп в итоге получит 18% прибыли, не вложив ни цента собственных денег.

Один из застройщиков, Тамир Сапир, стал богатым, пройдя необычный путь. После эмиграции из Советского Союза в 1970-е годы он начинал путь к богатству с работы таксиста в Нью-Йорке, в итоге став миллиардером, живущим в Trump Tower. Его звёздный час наступил, когда он основал компанию, продававшую электронные технологии. По информации ФБР, партнёр Сапира по компании был либо напрямую одним из членов банды Иванькова на Брайтон-Бич, либо аффилированным с ней лицом. Никаких обвинений не предъявлялось, и Сапир отрицал любые связи с криминалом. «Такого не случалось. Всё совершалось самым законным способом», — говорил он.

Описывавший Сапира как «большого друга» Трамп купил 200 телевизоров у его электронной компании. В 2007 году он организовал свадьбу дочери Сапира в Мар-а-Лаго и позже посетил церемонию обрезания её сына.

Сапир также познакомил Трампа с Тевфиком Арифом, своим партнёром по сделке Trump SoHo. На бумаге, во всяком случае, Ариф представлял собой другую душещипательную историю успеха иммигранта. Он окончил Московский торгово-экономический институт и работал в сфере торговли и коммерции 17 лет перед тем, как переехал в Нью-Йорк и основал Bayrock. За короткий срок Ариф стал крайне успешным застройщиком в Бруклине. В 2002 году после встречи с Трампом он перенёс офис компании Bayrock в Trump Tower, где он сам и его персонал, состоявший из эмигрантов российского происхождения, открыли контору на двадцать четвёртом этаже.

 

Дональд Трамп, Тевфик Ариф и Феликс Сатер (слева направо)

 

Дональд Трамп тесно работал с компанией Bayrock, спекулируя недвижимостью в России, Украине и Польше. «Bayrock знал инвесторов», — заявлял он позже. Со слов Дональда Трампа, Ариф «приводил людей из Москвы для встречи со мной». Последний предлагал ему 20-25% доходов от своих зарубежных проектов, не считая управленческие гонорары. «Это было похоже на массовое производство машин», — также рассказывал Трамп.

Но Bayrock и его сделки быстро увязли в скандалах. Forbes и другие издания сообщали, что компания финансировалась печально известной коррумпированной группой олигархов, известной как «Трио». В 2010 году Ариф был арестован турецкими прокурорами и обвинён в сутенёрстве после того, как его задержали на борту катера, зафрахтованного одним из «Трио», с девятью молодыми женщинами на борту, двум из которых было по 16 лет. Женщины отказались давать показания, и Арифа оправдали. Согласно иску, поданному бывшими сотрудниками Bayrock, Ариф основал фирму, «поддерживаемую олигархами и деньгами, которые они украли у российского народа». Вдобавок, согласно тому же иску, компанией Bayrock «фактически тайно владели и управляли гангстеры». Настоящая цель деятельности компании заключалась, как заявляют сотрудники, в строительстве дорогостоящей недвижимости, носящей бренд Трампа, и дальнейшем использовании этих проектов для «отмывания» денег и уклонения от уплаты налогов.

В длящейся по сей день тяжбе не говорится, что Трамп выступал сообщником в предполагаемой афере. Компания Bayrock опровергла обвинения как «правовые заключения, на которые не требуется ответа». Однако в прошлом году после просмотра правоустанавливающих документов, банковских записей и судебных документов, сделал вывод, что проект Trump SoHo имел «многочисленные связи с предполагаемой международной сетью по «отмыванию» денег». В одном случае, газета сообщала, бывший министр энергетики Казахстана был вызван в федеральный суд за сговор с целью «систематического разворовывания государственного имущества стоимостью в сотни миллионов долларов» и последующим приобретением трёх квартир в Trump SoHo, чтобы «отмыть» тем самым «преступным путём нажитые средства».

Во время своего сотрудничества с компанией Bayrock Трамп также сблизился с человеком, который управлял ежедневными операциями фирмы: дважды судимым уголовником, имеющим семейные связи с Семёном Могилевичем. В 1974 году, когда ему было восемь лет, Феликс Сатер и его семья эмигрировали из Москвы на Брайтон-Бич. По данным ФБР, его отец, осуждённый за вымогательство с местных ресторанов, продуктовых магазинов и медицинскх клиник, был боссом Могилевича. Сатер планировал стать биржевым брокером, но его карьера внезапно оборвалась в 1991 году после того, как он проколол осколком стакана лицо оппонента с Wall Street во время драки в баре, нанеся открытые раны, на которые наложили 110 швов (спустя годы, к слову, Трамп преуменьшил значение данного инцидента, настаивая на том, что Сатер, «попал в драку в баре, как случается со многими людьми»). Из-за нападения Сатер был лишён лицензии биржевого брокера и провёл год в тюрьме.

 

 

КОНТЕКСТ

 Дональд Трамп и Феликс Сатер: советник с большой дороги — 09.09.2019

 

 

В 1998 году Сатер был признан виновным в рэкете — ведении мошеннических операций с ценными бумагами по схеме «pump and dump» в партнёрстве с предполагаемыми российскими гангстерами, обманув инвесторов на $40 миллионов минимум. Во избежание получения тюремного срока Сатер стал информатором. Правда, если судить по иску против компании Bayrock, он снова «взялся за старое». К 2003 году, по предположению истцов, Сатер контролировал большую часть акций компании Bayrock и приступил к использованию фирмы для «отмывания» сотен миллионов долларов, одновременно отнимая и вымогая ещё миллионы долларов. Истцы также заявляют, что Сатер провернул аферу путём сокрытия своей судимости за рэкет от банков, которые инвестировали сотни миллионов в Bayrock, и что угрожал «убить любого сотрудника фирмы, кто знает, по его мнению, о совершённых в ней преступлениях и может донести о них». На суде компания Bayrock отвергла все обвинения, которые адвокат Сатера характеризует как «ложные, сфабрикованные, являющиеся чистым мусором».

По версии Сатера, в данных им под присягой показаниях, он был очень близок к Дональду Трампу. Он летал с ним в Колорадо в сопровождении Дональда-младшего, сопровождал по его приглашению Иванку Трамп в поездке в Москву, а также встречался с внутреннием трамповским кругом общения «на постоянной основе». В Trump Tower он часто заглядывал в офис Трампа, чтобы представить бизнес-идеи «между мной и ним».

Трамп делает вид, что он не может вспомнить ничего из этого. «Феликс Сатер, мальчик, я даже вынужден подумать над этим», — сказал он в 2015 году. Двумя годами ранее, давая показания на видео, Трамп выбрал ту же линию. «Если бы он (Сатер) сидел сейчас в комнате, я бы даже не знал, как он выглядит», — клялся он под присягой. А затем добавил: «Я не очень-то хорошо его знаю, но я не думаю, что он связан с мафией».

Трамп и его адвокаты утверждают, что он не был осведомлён об уголовном прошлом Сатера, когда давал подписку о согласии делать совместный бизнес с компанией Bayrock. Это звучит убедительно, так как соглашение Сатера о признании вины в мошенничестве с ценными бумагами держалось в секрете из-за его роли как информатора. Но даже после того выявились сведения о судимости Сатера в 2007 году, он продолжил занимать офисные помещения, предоставленные компанией The Trump Organization. В 2010 году ему даже вручили официальную визитную карточку компании Трампа, на которой было написано: Феликс Х. Сатер, старший советник Дональда Трампа.

Очевидно, что Сатер остаётся фигурой, близкой к внутреннему кругу Трампа. Ранее в этом году, за неделю до того, как советник по вопросам национальной безопасности Майкл Флинн был уволен за дачу ложной информации о встречах с российскими чиновниками, личный адвокат Трампа, как сообщается, передал собственными руками в офис Флинна по закрытому каналу план снятия санкций с России. Соавтором плана был Феликс Сатер.

 

 

На визитке: «Феликс Сатер, старший советник Дональда Трампа»

 

В конце концов, сделки Трампа с компанией Bayrock, как и множество других в его бизнес империи, оказались больше блеском, чем золотом. Международные проекты в России и Польше так и не воплотились. Во время строительства башни Trump Tower в Форт-Лодердейле деньги закончились ещё до завершения строительных работ. На месте работ осталась лежать огромная железобетонная оболочка. В конечном счёте от Trump SoHo пришлось отказаться и перепродать. Но при этом ведь российские инвесторы оставили Трампа с недвижимостью очень высокой стоимости, которую он мог бы использовать и раскачать. Новые собственники заключили контракт с ним, чтобы получить право управления башней. В апреле президент и его дочь Иванка до сих пор числились менеджерами здания. В 2015 году, согласно федеральным отчётам о раскрытии финансовой информации, Трамп заработал $3 миллиона на здании Trump SoHo.

В апреле 2013 года, более чем за два года до того, как Трамп спустился на эскалаторе, дав сигнал о старте его президентской кампании, полиция взломала дверь квартиры 63А одного из трамповских небоскрёбов и задержала 29 лиц, подозреваемых в участии в двух бандах, специализирующихся на азартных играх. У организаторов аферы, которую прокуроры назвали «самой большой спортивной букмекерской конторой мира», не осталось свободных квартир в Trump Tower, включая весь пятьдесят первый этаж здания. Вдобавок, квартира 63А, находящаяся непосредственно под квартирой Трампа, служила штаб-квартирой для «сложной схемы «отмывания» денег», при помощи которой было выведено приблизительно $100 миллионов из бывшего Советского Союза через офшорные компании на Кипре, после чего эти деньги были инвестированы в США. Вся схема, говорят прокуроры, работала под надзором Алимжана Тохтахунова («Тайванчика»), в лице которого ФБР видело тесно связанного с Семёном Могилевичем и занимающего высокое положение «вора в законе». В течение одного только двухмесячного периода, согласно федеральному обвинительному акту, владельцы «отмытых» денег платили Тохтахунову $10 миллионов.

 

Алимжан Тохтахунов («Тайванчик»)

 

Тохтахунов, которого обвиняли десятком лет ранее в подкупе жюри, которое в итоге присудило золото российским фигуристам на Зимних Олимпийских играх 2002 года, был единственным избежавшим ареста подозреваемым. В следующие семь месяцев этот главарь российской преступной группировки выпал из поля зрения забившего тревогу Интерпола. Затем в ноябре 2013 года он вдруг появился в прямом эфире международного телевидения. Он находился в зале на конкурсе «Мисс Вселенная» в Москве — сидел в VIP-ложе, и его отделяло всего несколько сидений от владельца конкурса, то есть Дональда Трампа.

После конкурса Трамп хвастался, что влиятельные россияне пришли в тот вечер только для того, чтобы свидеться с ним. «Почти все олигархи были в комнате», — рассказывал он. Когда связались с Тохтахуновым, тот настойчиво утверждал, что он сам купил свой билет и вовсе не был VIP-гостем. Также он отверг и то, что он гангстер, объяснив, что он был обвинён в участии в преступной группировке, занимающейся азартными играми, потому что агенты ФБР «неправильно перевели его русский жаргон» во время прослушки ими игр в Trump Tower, когда он просто ставил $20 тысяч на футбольные матчи.

Но Белый дом и компания The Trump Organization вежливо отказались от ответа на вопросы насчёт этой истории. Редко его спрашивали о его деловых перипетиях с россиянами, однако, Трамп в разных местах опровергал связи с ними. «Я делал посты в Twitter о том, что у меня нет дел с Россией. У меня нет сделок, которые могут иметь место в России, потому что мы держались подальше друг от друга. У меня нет займов, взятых от России. У меня нет займов, взятых от России вообще», — заявил он на пресс-конференции в январе, когда его спросили, имеется ли у России на него влияние, финансовое или какое-либо ещё. Трамп прикинулся, что затрудняется вспомнить о какой-либо связи с Россией. «Я многие годы заключал сделки, по которым я продавал дома очень богатым россиянам. Мне принадлежит конкурс «Мисс Вселенная», который я давно организовывал в Москве. А кроме этого, я ничего общего с Россией не имею», — говорил он.

Однако даже если Трамп запамятовал о многих сделках, которые он заключал с российскими инвесторами, он, конечно, не держался подальше от России. Десятилетиями он и его организация агрессивно продвигали там бизнес и привлекали инвесторов и покупателей для некоторых его престижных строений. Знал ли Трамп об этом или нет, но российские гангстеры и коррумпированные олигархи использовали его недвижимость не только для «отмывания» крупных сумм денег, добытых от вымогательства, наркоторговли, азартных игр и рэкета, но и как базу для осуществления самой криминальной деятельности. Между делом, это они и удержали на плаву бизнес Трампа и позволили ему перестроить свой имидж. Без российской мафии, справедливости ради стоит отметить, Дональд Трамп не стал бы президентом США.

Семён Могилевич, «босс боссов» российской мафии, также отказался от дачи ответов на вопросы. «Моё мнение никого не интересует», — сказал Могилевич в заявлении, переданном через адвоката. «То, что я знаю, а я частное лицо, Могилевич не имеет ничего общего с президентом Трампом. Он думает, что не всякий, кто ассоциируется с Трампом, живёт в Trump Tower. У него нет связей с Америкой или американскими гражданами», — добавил адвокат.

В далёком 1999 году, в том году, когда Трамп впервые выдвинулся кандидатом в президенты США, Могилевич дал одно из своих редких интервью. Чтобы оправдать свою репутацию умного человека, мафиозный босс шутил и уклончиво вёл беседу о своём пути в преступном мире:

 

 

Вопрос: Почему вы учредили компании на Нормандских островах?

Ответ (Могилевича): Проблема в том, что я не знал ничего о других островах. Когда они обучали нас географии в школе, я тогда заболел.

 

 

Но когда раздражённый интервьюер спросил, верит ли он в существование российской организованной преступности, блещущий умом главарь мафии перешёл на полусерьёзный тон.

Он спросил: «Как вы можете говорить, существует ли российская мафия в Америке? Слово «мафия», насколько я понимаю это слово, означает преступную группировку, связанную с политическими органами, полицией и бюрократическим управлением. Я не знаю ни одного россиянина в Сенате США, ни одного россиянина в Конгрессе США, ни одного россиянина в Правительстве США. Где связи с россиянами? Как такое возможно, что существует российская мафия в Америке? Где их связи?».

Через два десятилетия, в конце-то концов, мы нашли ответы на вопросы, заданные Могилевичу.